Святой Мученики Ермил и Стратоник

В царствование Ликиния, нечестивого и весьма ревностного идолопоклонника, всем христианам угрожала мучительная смерть. Их разыскивали по всем странам, городам и селениям. И всякий, кто, найдя христианина, доносил о нем царю, входил чрез то в милость к нему и удостаивался великих почестей. Посему все, из угождения царю, начали разыскивать и преследовать христиан.
 
Однажды, когда Ликиний сидел на троне и производил суд, один воин подошел к нему и сказал:
- Есть здесь христианин по имени Ермил, имеющий среди христиан сан диакона; давно уже служа Христу, он смеется над нашими богами и над тобою, царь, и не хочет знать тебя.
Услышав это, царь повелел отыскать и схватить Ермила. Святой молился, воздавая руки к Господу Богу своему, когда пришли к нему посланные от царя. Узнав, что его берут на суд и мучение за Христа, он возрадовался и возвеселился, и последовал за воинами не как насильственно ведомый, но - с бодрою поспешностью, как будто бы шел для получения почестей. Полный благородного мужества, предстал он пред царем. Увидев его, Ликиний спросил:
- Скажи нам, точно ли ты христианин, как мы слышали о тебе?
- Я, - отвечал Ермил, - не только свободно признаю себя христианином, но заявляю, что я посвящен пред невидимым Богом и предстою пред Ним в сане диакона".
- Будь же диаконом, то есть служителем, и наших богов, - сказал царь.
 
На это предложение царя мученик с презрением ответил:
- Мне думается, царь, - ты или глух или безумен. Я сказал тебе, что служу невидимому Богу, а не тем вашим идолам которые, будучи видимы, сами ничего не видят и не понимают, что значит быть диаконом. В обольщении ты почитаешь их за богов между тем как они суть бездушные и глухие камни и деревья, изделия рук человеческих, которые больше заслуживают того, чтобы над ними смеялись, чем - чтобы покланялись им.
 
Царь не мог более слышать свободных речей мученика и тотчас приказал бить его по ланитам особенными медными орудиями, заранее приготовленными для мучения, и при этом - приговаривать:
- Не будь, Ермил дерзок языком, почитай царя, принеси жертву богам и избавь себя от мучения.
 
Святой же, казалось, не только не чувствовал никакой боли во время сильнейших побоев, но еще смеялся над бессилием мучителя. Потом, возвысив голос, он громко сказал царю;
- Множество ран примешь ты сам и страшную руку Божью познаешь на себе за то, что, оставив своего Создателя, обращаешься к глухим и немым богам в особенности же - за то, что и других, как бы завидуя их спасению, хочешь насильственно привести к такой же погибели.
 
После этого царь повелел отвести святого Ермила на три дня, в темницу, рассчитывая, что он одумается и раскается в своей смелости. Мученик же по дороге воспевал:
- "Господь за меня - не устрашусь: что сделает мне человек" (Пс.117:6). "На Бога уповаю, не боюсь; что сделает мне плоть" (Пс.55:5).
 
При входе же в темницу он воспел:
- "Пастырь Израиля! внемли; водящий, как овец, Иосифа, восседающий на Херувимах, яви Себя, и приди спасти нас" (Пс.79:2,3).
 
И Господь не забыл раба Своего, но послал для утешения и укрепления его, ангела, который, явившись, сказал ему:
- Ермил! будь мужествен, говори, не умолкай и не бойся, ибо скоро ты одержишь победу над замыслами мучителя и получишь за страдание пресвятый венец свыше.
 
Так Бог, вооружив Своего воина на подвиг, опоясал его силою, укрепил руки его на борьбу и дал мышцам его как бы медный лук и щит спасения.
По прошествии трех дней, царь снова потребовал Ермила на суд и сказал ему:
-- Раскаялся ли ты и согласен ли принести жертвы богам, чтобы освободиться от предстоящих тебе мук? Или ты все еще одержим безумием, и сам готовишь себе погибель?
 
Воин Христов во славу укрепившего его Господа, мужественно отвечал на это:
- Царь! я уже сказал тебе раз, и тебе следовало бы удовольствоваться моими первыми словами и более не спрашивать меня. У меня есть Бог Небесный; Им Одним я живу, ему готов принести себя самого в жертву, и от Него ожидаю получить великую помощь себе.
- Посмотрю я, поможет ли тебе Живущий на небе, - сказал царь, и тотчас приказал шести сильным и жестоким воинам растянуть его на земле и нещадно бить.
 
Святой терпеливо переносил мучение, - как будто бы били не его, - и так молился Богу:
- Господи Боже мой! ради меня Ты претерпел раны и побои при Понтийском Пилате; укрепи же меня Сам в моих страданиях за Тебя, пошли мне силу перенести эти муки, чтобы чрез участие в страданиях Твоих сделаться мне достойным быть участником и вечной славы Твоей.
 
Когда Святой молился Так, вдруг внезапно послышался голос с неба, который говорил:
- Аминь, аминь, Ермил! чрез три дня ты избавишься от этих мучений и получишь великую награду за свои страдания.
 
Этот голос придал мученику великое мужество и силу, на мучителей же навел великий страх и трепет; они пали на землю и не могли ничего делать. Пришел в трепет и царь, однако не хотел признать силы Божьей. По его приказанию, Святой мученик снова был отведен в темницу.
 
Сторожем темничным, которому было поручено стеречь мученика, был Стратоник. Он был тайным христианином и другом святого Ермила. Сердце его сокрушалось при виде страданий мученика, но в то же время он радовался в душе его мужеству и твердости, лишь не решался сам пойти на такие страдания.
 
Входя в темницу, Святой Ермил пел:
- "Господь - свет мой и спасение мое: кого мне бояться? Господь крепость жизни моей: кого мне страшиться?" (Пс.26:1)
 
Небесный свет свыше озарил его, и опять послышался голос, который призывал мужественно переносить страдания и обещал конец их по прошествии трех дней.
 
По утру на другой день царь снова призвал святого на судилище. Он предстал пред ним со светлым лицом, веселым взором и с радостью в сердце. Мучитель, качая головой и смеясь над мучеником, сказал:
- Отвечай нам, - какую пользу принесла тебе мрачная темница? убедили ли тебя перенесенные страдания подчиниться царскому закону и воздать богам приличествующую им честь? Или нужно будет придумывать еще мучения против упорства твоего сердца?
- Мрачная темница, - отвечал мученик, - просветила меня; на душе у меня покойно, радостно и светло, что подает мне добрую надежду на получение будущей награды; и я весьма удивляюсь, почему нисколько не рассеивается тьма, в которую ты погружен и которая скрывает истину от твоих душевных очей.
 
Когда Святой обличал, таким образом, заблуждение царя, Ликиний воскликнул:
- Ты, как видно, ни к чему другому не способен, как только к тому, чтобы, по невоздержности своего языка, по дерзости и безумно, открыто глумиться надо мною. Отвечай же и говори прямо, принесешь ли жертву богам и подчинишься ли нашему приказание, или же подвергнешь себя заслуживаемым тобой мучениям?
- Ты уже слышал царь, что я отвечал, - сказал мученик Христов Ермил, - и ничего не услышишь от меня более; делай, что хочешь, исполняй - что задумал.
 
Разгневанный Ликиний приказал растянуть святого нагим на земле и бить палками по животу. Святой среди истязания имел одну радость - во Христе и молился, возводя к Нему душевные очи:
- "Поспеши, Боже, избавить меня, поспеши, Господи, на помощь мне" (Пс.69:2).
 
Терпение святого привело мучителя в еще большую ярость, и он приказал терзать живот его орлиными когтями:
- Пусть видит, - сказал он, - своими глазами внутренности свои.
 
Мученик же говорил:
- "Сердце мое и плоть моя восторгаются к Богу живому" (Пс.83:3). "Как туком и елеем насыщается душа моя, и радостным гласом восхваляют Тебя уста мои" (Пс.62:6).
 
Стратоник смотря на такие нечеловеческие мучения святого Ермила, своего друга, и на растерзание утробы его, начал плакать.
 
Увидев это, некоторые из окружающих тотчас донесли царю, говоря:
- Темничный сторож Стратоник не скрывает своего участия в христианском заблуждении и своей дружбы с Ермилом, потому что жалеет и плачет о нем.
 
Царь, призвав Стратоника, спросил: "друг ли ты Ермилу?" Стратоник не желая, как ученик истины, говорить неправды, и видя, что настало для него время совершить подвиг, назвал себя другом Ермила и христианином обличил бездушие идолов и безумие поклоняющихся им и прославил единого Бога, Творца неба и земле. Разгневанный царь приказал обнажить Стратоника и бить его палками по всему телу. Среди мучений, страдалец возводил очи к своему другу, святому Ермилу, и говорил:
- Молись обо мне Христу, Ермил чтобы Он помог мне твердо и непоколебимо соблюсти веру и возвыситься над своими мучителями.
 
При этом он убеждал Ликиния перестать покланяться слепым и бездушным идолам и бояться наказания от истинного Бога, в руки которого впасть страшно (Евр.10:31).
Святого били до тех пор, пока он не замолчал в изнеможении от ран. После этого царь приказал обоих и Стратоника и Ермила, заключить в темницу. Святой Стратоник молился и говорил:
- "Не помяни грехов моих предков" (Пс.78:8).
 
И оба взывали к Богу:
- "Помоги нам, Боже, Спаситель наш, ради славы имени Твоего" (Пс.78:9).
 
В ответ на это, послышался Божественный голос, который говорил:
- Вы совершили течение, сохранили веру, и вам уготован венец правды (ср. 2Тим.4:7-8), который получите по утру.
 
С наступлением утра, Ермил был снова приведен на судилище, и Ликиний спросил его:
- Принесешь ли жертву богам?
- Что прежде говорил тебе, - отвечал Святой, - то повторю и теперь. Жги, секи, и - как хочешь - мучь меня, ибо я привык не бояться убивающих тело, души же не могущих убить (ср. Мф.10:28).
 
Мучитель приказал повесить святого на дереве и резать ножами тело его. Среди жестоких мучений Святой непрерывно молился и говорил:
- Будь мне Помощником Господи, Спаситель мой!
- Не бойся: с тобою Я, Бог твой! - услышал он голос свыше.
 
После этого царь осудил святого Ермила на потопление в реке Истре. Он увещевал потом и святого Стратоника принести жертву богам.
- Иначе и ты, окаянный, - говорил он, - пострадаешь подобно своему другу.
 
Блаженный Стратоник отвечал:
- Действительно, я был бы окаянным, если бы послушался твоего безумного приказания. Как же я могу желать жизни, когда мой друг умрет за Христа?
- Что же? разве ты хочешь умереть с Ермилом? - спросил Ликиний.
 
Святой Стратоник отвечал:
- Весьма хочу! Истинным друзьям надобно вместе и бедствия переносить, и благами наслаждаться. Что же для нас приятние страданий и смерти за Христа?
 
Потеряв всякую надежду на успех, Ликиний осудил и святого Стратоника на такую же смерть, - чтобы его утопили в воде вместе со святым Ермилом. Обоих святых мучеников повели к реке. По дороге они радостно пели:
- "Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!"
 
Когда воины привели их к реке Истре, то положили их в сети и бросили в глубокое место; и, таким образом, река приняла тела святых мучеников, небо же вселило в свои обители души их (6). На третий День верующие нашли на берегу их святые тела и с честью похоронили их на расстоянии восемнадцати стадий от города Сингидона (7). При этом их положили в одном гробе, чтобы у них все было: общее исповедание Христа, общая темница, общие мучения, общее потопление, общее погребение тел, их общая и слава на небе благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому с Отцом и Святым Духом подобает всякая слава, честь и поклонение, ныне и присно, и во веки веков аминь.