Владимирские торжества в Америке: «Проба пера»

В часе езды от Нью-Йорка, в городке Джексон, обычно тихом, в этом году громко и масштабно отпраздновали два юбилея: общерусский – 1025-летие Крещения Руси – и 75 лет со времени основания Свято-Владимирского храма-памятника.

И пусть с меньшим размахом, чем в Москве, Киеве или Минске, но для православного и русскоговорящего населения прилегающих к мегаполису штатов Нью-Йорк и Нью-Джерси Владимирские торжества, после продолжительного затишья, стали дорогим сердцу праздником и теплым воспоминанием о родине – для кого-то реальной, для кого-то исторической. А для организаторов – Восточно-Американской епархии, смело взявшейся возродить когда-то популярные многолюдные празднества на Владимирской горке, на которые собиралось до 6000 человек, – можно сказать, «пробой пера».

В минувшее воскресенье на общеславянский праздник в Джексон приехали Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Иларион, управляющий Патриаршими приходами в США архиепископ Наро-Фоминский Юстиниан, иерархи РПЦЗ, представитель Украинской Православной Церкви – епископ Хотинский Мелетий, викарий Черновицкой епархии; епископ Квебекский Ириней – викарий Канадской епархии Православной Церкви в Америке.

По случаю торжеств в Свято-Владимирский храм были принесены три чудотворные иконы Пресвятой Богородицы: Путеводительница русского зарубежья – Курская-Коренная, мироточивая Иверская Монреальская (Гавайская) и Почаевская.

Литургия совершалась на церковнославянском и английском языках. По окончании богослужения духовенство и паломники прошли крестным ходом по территории храма-памятника. Высокопреосвященнейший митрополит Иларион и сослужившие ему иерархи совершили освящение воды.

Октябрьский переворот, Вторая мировая война привели многих русских на североамериканский континент. Завершив путь из Европы у пристани Нью-Йорка, русские, украинцы, карпатороссы принимались осваивать менее дорогие и агрессивные пригороды Города Большого Яблока. Наиболее уязвимы перед зарубежьем были эмигранты первой волны – без денег, без знания языка; они присматривали землю (так называемые фермы) в основном в Нью-Джерси. И сейчас стоит выехать от Нью-Йорка, и дорога приведет вас в монастырь Ново-Дивеево с прилегающими жилыми домами, где поселились русские и украинцы, в общество «Отрада», а дальше – на Толстовскую ферму, откуда дочь писателя Александра Львовна после Второй мировой неустанно – под свое имя – «выписывала» на «свободные земли Вашингтона» из немецких лагерей бывших своих соотечественников. На Лонг-Айленде – городок Си-Клиф с Серафимовским храмом и Казанским неподалеку. По дороге на Трентон, столицу штата Нью-Джерси, на одной из таких русских «ферм» РОВА (Русского общества взаимопомощи в Америке) русские организовали Владимирское общество с целью построить особый храм-памятник. Как сказал бы великий поэт: «Здесь русский дух…» Кстати, памятник Пушкину находится неподалеку от Владимирского храма. Потому как место вокруг Владимирской горки, где в 1930-е годы русские купили землю, задумывалось как русское поселение: с православным храмом, Пушкинским парком с памятником поэту, русской библиотекой, школой. Здесь казаки устраивали праздники со скачками; работал ресторан, на танцплощадке играла музыка, пары танцевали, дети лакомились мороженым.

Протоиерей Георгий Зеленин настоятельствует в храме архангела Михаила неподалеку – в Патерсоне. И хотя к первым волнам эмиграции батюшка не принадлежит, но, 23 года прожив в Америке, помнит многолюдие Владимирских торжеств:

«В последние годы ремонт храма оттеснил на задний план массовые праздники, когда настоятели отменяли службы в своих приходах, грузили хоругви, организовывали автобусы и привозили “к Владимиру” своих прихожан. К концу 1980-х место стало оскудевать. В этом году большинство приходов снова отменили службы и призвали народ приехать и помолиться вместе в честь юбилеев Крещения Руси и основания храма и тем самым возобновить традицию не только местных Владимирских торжеств, но и славянских, общеправославных.

Радует, что в этом году здесь много молодых лиц. Это означает, что у Православия в русском зарубежье есть будущее. Мы сердцем ощущаем, что мы уже не “партизанский отряд”, который сидит в своем приходе, в своем “лесу” и, как может, бьется с врагом рода человеческого; сегодня мы – члены единой большой армии, сплоченной православной семьи. К тому же для меня, как для множества других людей, это возможность повидаться со знакомыми, с которыми была потеряна связь: люди получают назначения в другие места, переезжают, переходят в другие приходы. На таких неформальных праздниках мы делимся своими радостями, скорбями, просим молиться друг о друге. Интернет – это все-таки виртуальное общение, которое никогда не заменит естественного человеческого, когда ты видишь глаза собеседника».

Справедливости ради отмечу, что Свято-Владимирский праздник проводился все эти годы, но по скромности своей напоминал больше приходской и никак не общеепархиальный и не всенародный. Последние действительно массовые торжества проводились в храме в год Тысячелетия Крещения Руси. Диакон Андрей Псарев из Джорданвилля часто приезжал на Владимирские торжества будучи редактором «Православной Руси». Здесь митрополит Иларион рукоположил его в сан диакона в 2009-м.

«Сегодня была сделана попытка максимально вернуться в 1950-е годы, к тому народному подъему, который царил здесь в день святого Владимира, ведь храм-памятник и задумывался как храм, который объединял бы всех американцев славянского происхождения. Надеюсь, что в Русской Зарубежной Церкви будет восстанавливаться понимание того, зачем мы здесь, в чем наша задача, больше будет вестись соборного диалога между архиереями, духовенством, прихожанами, мужчинами и женщинами, людьми разных поколений», – говорит отец Андрей.

В 1938 году, в год празднования 950-летия Крещения Руси, по инициативе архиепископа Виталия (Максименко) было решено ознаменовать юбилей сооружением величественного Свято-Владимирского храма-памятника в селении Кассвилль, которое позже было переименовано в Джексон.

На том холме, где сейчас стоит храм, в XIX веке находилась американская пресвитерианская церковь, окормлявшая ранних поселенцев этой местности. И хотя часовни сейчас уже нет, но старое кладбище осталось, и земля пока еще находится в собственности пресвитерианцев.

Заложили храм в 1940 году архипастыри Русской Церкви в Америке: митрополит Феофил (Пашковский), архиепископ Виталий (Максименко) и епископ Макарий (Ильинский). Но некогда единая Церковь скоро разделилась на три части – Американскую, Зарубежную и Московскую. Архиепископ Виталий вошел в Зарубежную Церковь, в чьем ведении с того времени и находится храм-памятник.

Основой разработки проекта стала Преображенская церковь в Переяславле-Залесском, а в основу внутреннего устройства положен интерьер Свято-Владимирского собора в Киеве. Впрочем, внутреннюю отделку, да и собственно верхний Владимирский храм с венчающим его куполом, завершат только в 1980-е годы.

Из-за Второй мировой войны строительство было приостановлено. Работы по сооружению нижнего храма возобновились в 1948 году при новом настоятеле иеромонахе Антонии (Медведеве), будущем архиепископе Сан-Францисском, и продолжились при следующем настоятеле протоиерее Василии Мусине-Пушкине. К Тысячелетию Крещения Руси интерьер храма был расписан известным иконописцем зарубежья архимандритом Киприаном (Пыжовым). Иконостас, за основу которого был взят Успенский храм Московского Кремля, спроектировал и построил епископ Ирийский Даниил (Александров), написавший и большинство икон в иконостасе.

Евгений Иванович Плышевский вспоминает, как в 1987 году, к Тысячелетию Крещения Руси, покрывал золотом купол. Родился Евгений Иванович в Белоруссии, жил в Якутии, с Украины во время Великой Отечественной попал в Германию. Оттуда, из лагеря Фишбек, в 1950-е годы семье удалось перебраться в Америку. Свято-Владимирский храм был тем местом, где 30 и 31 июля 1988 года Русская Зарубежная Церковь проводила официальные празднования при участии всего Архиерейского Собора и главы Дома Романовых Великого князя Владимира Кирилловича.

А до юбилейных торжеств праздники возглавляли три архиерея: архиепископы Виталий и Никон (Рклицкий), из Джорданвилля приезжал епископ Аверкий (Таушев) и молодой тогда иеромонах Лавр. После литургии крестный ход шел на озеро, где освящали воду.

Храма с золотым куполом тогда еще не было. Был один действующий нижний храм во имя святой княгини Ольги. Заасфальтированная «крыша» этого храма и служила той площадкой, на которой устанавливали палатку, престол и совершали литургию.

Келейник Первоиерарха иеромонах Тихон, до пострижения в монашество носивший имя Владимир, был рукоположен в священный сан за торжественной литургией 28 июля. «Удивительно радостное чувство, воодушевление, которое охватило в этот день всех участников праздника, коснулось и меня, – говорит он. – Подобные торжества, которые объединяют людей вокруг Церкви, вокруг Евхаристии, особенно необходимы для молодежи, потому что это единственное, что нас здесь, за рубежом, может реально объединять, скреплять и не давать нам рассеиваться, а существовать единым организмом, который называется Церковь Христова».

Участники нынешних торжеств были тронуты тем, что на праздник приехали и представители дипломатического корпуса славянских государств. Тем не менее торжества не были заформализованы, заорганизованы, и даже Постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин оказался в самом центре событий, рядом с юными разведчиками, сжимавшими в руках 75 голубей, приготовившись выпустить их в небо под пение «Спаси Господи, люди Твоя…»

И еще одно несомненное преимущество юбилейных торжеств видится в том, что каждый, кто вдали от родины ощущает свою культурную и духовную связь с ней, смог найти здесь то, что ему ближе: литургия, крестный ход, святость икон, общение, трапеза и даже советские шлягеры и танцы на природе…

Первые приезжавшие к восточному побережью русские пришли сюда во избежание ужасов безбожного большевизма. Третья и последующие волны ехали сюда просто в поисках лучшей жизни для своих семей. Им стоило не одно десятилетие построить этот храм как свидетельство своей неизменной веры и любви к Богу и России. И, как заметил епископ Хотинский Мелетий, «те, кто думают, что людям нужны только деньги, заблуждаются, потому что деньги – без духовного сегмента – обесцениваются. Обесцениваются не в смысле финансовом, а в смысле вечности. Человек, который не видит в этой жизни ничего, кроме материального, – несчастный человек. И такие торжества напоминают секулярному миру, что есть и здесь люди, которые ищут вечного, непреходящего, небесного».