«Русское Благочестие произвело на греков сильнейшее впечатление» Беседа с переводчиком Всеволодом Бабицким

Летом в пределы Русской Православной Церкви – в Россию, на Украину и в Беларусь – был принесен Крест апостола Андрея Первозванного. Многие и многие верующие пришли поклониться святыне, и это стало для них незабываемым переживанием.

А для сопровождавшей святыню греческой делегации столь же незабываемым переживанием стало посещение мест, связанных с подвигами русских святых. Об этом журналистке Ирине Ахундовой рассказал один из участников этих событий: Всеволод Бабицкий в качестве переводчика сопровождал греческую делегацию, доставившую святыню, – митрополита Патрского Хризостома и отцов, прибывших вместе с ним.

Всеволод, вы были с греческой делегацией в течение всей программы: вместе с отцами и забирали крест из города Патры, и возвращали святыню в собор Андрея Первозванного. Расскажите о самых ярких моментах поездки, о том, как воспринимали греки всё происходящее.

– На греческих отцов, конечно, произвело огромное впечатление отношение русского народа к святыне, когда люди самого разного возраста стояли по много часов в очереди для того, чтобы приложиться к Кресту апостола Андрея Первозванного, – независимо от погоды, от времени дня или ночи. Такое русское благочестие (в некоторых случаях самая начальная его стадия) произвело на греков сильнейшее впечатление. Ну и, конечно, их поразили наши величественные храмы, торжественные службы. Все-таки в Греции всё в этом плане гораздо скромнее.

Греки принимали участие в каких-нибудь службах?

– Да, принимали. Они служили вместе с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга, в храме Христа Спасителя в Москве и в Минске, в Киеве в молебне на Владимирской горке… Греческие отцы приняли участие в самых торжественных богослужениях.

– Эта делегация греков впервые приезжала в Россию или кто-то бывал у нас и раньше?

– Митрополит Патрский Хризостом впервые посетил Россию. Часть греческих отцов была здесь раньше. Митрополит Александр Мантинийский и Кинурийский, по-моему, был в России раза три, причем все эти три раза на важных мероприятиях. Он был на праздновании Тысячелетия крещения Руси, на погребении Патриарха Алексия II, на интронизации Патриарха Кирилла. Его кафедра находится в городе Триполи, в Аркадии.

– Каков был состав греческой делегации?

– Все монахи, кроме двух человек. Помимо двух митрополитов, были архимандрит Амвросий (настоятель епархиального храма Успения Божией Матери в Патрах), другие архимандриты, два диакона, а также два священника из белого духовенства: отец Николай Скядаресис (настоятель храма апостола Андрея) и его помощник отец Димитрий.

– Каково было их впечатление о культурной программе? Что они выделили особо?

– Дело в том, что все они знакомы с житиями самых известных русских святых, в частности преподобных Сергия Радонежского и Серафима Саровского, праведного Иоанна Кронштадтского, Ксении Петербургской, Матроны Московской… Поэтому для них особый интерес представляли места, связанные с этими святыми. В Петербурге у нас были экскурсии по Эрмитажу, Петергофу, но греки больше всего стремились посетить храм, где была погребена святая Ксения Петербургская. Очень хотели увидеть место, где служил отец Иоанн Кронштадтский. Нам пришлось немного поменять нашу светскую программу, когда мы поняли, что отцы хотят побывать в местах, связанных с жизнью святых, чтобы они могли поклониться им. Для них это было, конечно, особой радостью. Всегда, когда ты приезжаешь за границу, хочется посмотреть места, где жил человек, которого ты почитаешь, будь то художник, писатель или святой человек. Хочется побывать там, где он молился или писал, где к нему пришло вдохновение. Поэтому для греков особый интерес представляли места, связанные с им известными русскими святыми.

– А в Москве какие места посетили гости из Греции?

– Мы побывали в Покровском женском монастыре у мощей святой Матроны Московской. Ездили в Троице-Сергиеву лавру. Нам показали Успенский и Троицкий соборы обители. Мы приложились к мощам преподобного Сергия Радонежского, посмотрели семинарию, академию, музей. Ездили и в Саввино-Сторожевский монастырь, поскольку известно, что преподобный Савва был учеником Сергия Радонежского. Это была замечательная поездка. Нам удалось пообщаться и с игуменом, и с братией монастыря. Владыке Хризостому там особенно понравилось. Он сказал, что для них было особой радостью побывать в этом монастыре.

– А в Третьяковской галерее были?

– В Третьяковскую галерею и в храм святителя Николая Чудотворца в Толмачах при Третьяковской галерее мы не успели попасть, хотя была договоренность об этом с настоятелем храма протоиереем Николаем Соколовым. Дело в том, что это был последний день пребывания делегации в Москве, и у нас была альтернатива – либо Третьяковская галерея, либо Саввино-Сторожевский монастырь. Греки выбрали монастырь. Правда, двое членов делегации предпочли посетить Третьяковскую галерею.

– В Марфо-Мариинской обители милосердия удалось побывать?

– Да. В Марфо-Мариинской обители нас встретила матушка Екатерина с сестрами. Они вышли встречать владыку Хризостома с цветами. Конечно, и его, и всех отцов это тронуло. Мы зашли в Покровский собор, где приложились к мощам основательницы и настоятельницы обители святой преподобномученицы Елисаветы Феодоровны. К сожалению, не успели побывать на экскурсии по музею, не были в покоях святой Елисаветы, так как у нас была очень плотная программа. В храме греки спели тропарь, после чего сразу пошли на встречу с Владимиром Ивановичем Якуниным, которая проходила в здании Фонда Андрея Первозванного, расположенного напротив обители. Там обсуждалась важность программы принесения Креста Андрея Первозванного и для России, и для Греции. И владыка Хризостом, и Владимир Иванович Якунин говорили о том, что это событие, безусловно, войдет в историю, что люди, которые принимали в нем участие, тоже войдут в историю. Потом мы вернулись в обитель на ужин, во время которого греки смогли пообщаться с игуменией и с сестрами обители.

– А в Греции почитают святую преподобномученицу Елисавету Феодоровну?

– О ней знают меньше, чем о других русских святых, но сейчас, благодаря этой поездке, я думаю, греки узнали гораздо больше, потому что мы были еще в одном монастыре во имя преподобномученицы Елисаветы. Это Елисаветинский монастырь в Минске. Там тоже у нас была замечательная встреча с матушкой игуменией и сестрами.

– Расскажите, пожалуйста, о самых ярких моментах вашей поездки по городам России, Украины и Беларуси. Что лично вам больше всего понравилось, запомнилось?

– Наша поездка оказалась настолько насыщенной, что таких событий было не одно и не два, а ежедневно были какие-то удивительные встречи, какие-то новые открытия, поэтому очень трудно что-то выделить особо. Лично мне эта поездка предоставила возможность более близко познакомиться со многими замечательными иерархами Православной Церкви – и с митрополитом Патрским Хризостомом, человеком очень мудрым и глубоко духовным, и со многими нашими иерархами и священниками, потому что во всех городах, где мы были, ответственность за культурную программу на себя брала епархия. Ответственный священник или епископ всё время был с нами. Знакомство и общение со всеми этими замечательными людьми оставило самое доброе впечатление. В Дмитрове это был владыка Роман, в Москве – замечательный отец Сергий Киселев, в Минске – настоятель храма-памятника Всех святых отец Феодор и его помощник, клирик этого храма, отец Антоний, которые все время были с нами.

– Говорят, что в Минске люди стояли в очереди к Кресту Андрея Первозванного по десять часов. Это правда?

– Да, насколько я знаю. Из всех городов, куда был принесен Крест Андрея Первозванного, только в Минске все четыре дня храм был круглосуточно открыт для поклонения – и днем, и ночью. Очередь не прекращалась, поэтому были вынуждены оставлять храм открытым.

– Это можно сравнить с очередями к Поясу Пресвятой Богородицы, который привозили в Россию со Святой горы Афон осенью 2012 года?

– Я не участвовал в той миссии по принесению Пояса Богородицы. Пояс Богородицы побывал в большем количестве городов и пребывал в пределах Русской Православной Церкви дольше, чем Крест апостола Андрея. Я думаю, что если бы Крест оставался здесь на более длительное время, то ему тоже могло бы поклониться большее количество людей.

– Всеволод, расскажите немного о себе: где вы учитесь, чем еще занимаетесь?

– Мне 27 лет. У меня богословское образование. Я учусь в городе Салоники на богословском факультете в университете имени Аристотеля. В октябре я защищаю магистерскую диссертацию. В Москве я окончил только начальную школу, а среднее и высшее образование получил в Греции. Занимаюсь переводами разных статей и книг духовного содержания. Тружусь в церкви, пою в храме на клиросе.

– Вы впервые принимали участие в такой большой программе, как принесение Креста апостола Андрея Первозванного в пределы Русской Православной Церкви?

– Нет, не впервые. В качестве переводчика я принимал участие в принесении мощей святой Марии Магдалины из монастыря Симонопетра на Афоне. Если не ошибаюсь, это было в 2006 году.

– Вы ведь несколько лет провели на Афоне?И даже сделали книгу о Святой горе?

– На Афоне я прожил семь лет. Учился в Афониаде – школе для мальчиков, которая находится в Андреевском скиту, недалеко от Кареи, столицы Афона. Всё время, пока я там жил, я фотографировал всё вокруг: службы, послушания монахов, их повседневную жизнь. Этот очень ценный для меня материал вошел в двуязычный фотоальбом «Свет Афона» – на греческом и русском языках. Идея создания альбома – показать монашескую жизнь такой, как она протекает с утра до поздней ночи. Обычно в фотоальбомах мы видим какие-то виды, а познакомиться с внутренней жизнью Афона можно только через людей, которые там живут. Поэтому я попросил написать краткие подписи к каждой фотографии отца Паисия – монаха, подвизающегося там уже много лет. С отцом Паисием мы вместе трудились над этим альбомом. Мы разделили альбом на 12 глав: ранняя служба, литургия, трапезная, послушания, какие-то дневные и вечерние заботы, ночь. Он написал краткий вступительный текст об утренней молитве, о том, что значат для монахов совместная трапеза, послушания, труд. Он в поэтической форме рассказал о своих переживаниях жизни на Афоне, о том, что видел своими глазами. Отец Паисий живет в келье святых архангелов. Он был моим учителем, пока я жил в школе. Преподавал у нас иконопись, и мы с ним очень подружились. В его мастерской, где работают и другие монахи, мы писали иконы, я помогал там около двух лет, пока учился. И когда окончил школу и поступил в университет, то в промежутке между сессиями так же работал у него в мастерской на Афоне. Какие-то иконы остались в школе, какие-то я раздарил, учебные работы остались у меня.

– Вы бывали в русском монастыре святого целителя Пантелеимона?

– Не могу сказать, что очень часто, но бывал. Там находится глава нашего великого святого – целителя Пантелеимона.

– Как вы считаете, почему в Греции святителя Луку (Войно-Ясенецкого), архиепископа Симферопольского и Крымского, почитают больше, чем в России? 

– Я не думаю, что в Греции его почитают больше, чем в России. Просто так получилось, что архимандрит Нектарий (Антонопулос) – игумен монастыря Преображения Господня Сагмата, что расположен недалеко от города Фивы, – перевел на греческий язык житие святителя Луки, познакомив с ним всю православную Грецию. Теперь люди, которые знакомятся со святителем Лукой, обращаются к нему с молитвой о помощи, и очень много людей эту помощь получили. Но я знаю, что и в России таких случаев тоже очень много. Даже среди моих знакомых есть люди, которые обращались за помощью к святителю Луке и которым он помог.

– У вас есть любимые святые, к которым вы обращаетесь чаще всего?

– Это преподобный Сергий Радонежский, святой Патриарх Тихон, очень почитаю трех святителей – Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого.

– О чем вы мечтаете? Где собираетесь жить и трудиться в дальнейшем?

– Я всегда мечтал о дружной семье. Господь подарил мне замечательную жену Анастасию. У нас сын Сергий. Сейчас ожидаем пополнения.

По поводу того, где жить и трудиться, я думаю, что жизнь покажет. Пока мы живем в России, но я постоянно и один, и с семьей езжу в Грецию. Поскольку я довольно много времени провел в Греции, там уже сформировался круг тесных связей и друзей. Не хотелось бы их терять.